Аюрведа каждый день- здоровье навсегда
Следуй:   Поставьте Мне нравится        

Каталог статей

Главная » Статьи » Специальные предложения

Пракрити — истинная природа

 Конституция человека определяется сочетанием дош, возникшим в момент зачатия, и называется в аюрведе «пракрити», то есть «природа». Этим словом принято обозначать как индивидуальную природу, так и Природу вообще, вследствие тесной связи между личностью и целостностью мироздания.

 Знание пракрити позволяет осознать и придерживаться оптимального образа жизни и действия в этом мире. Открывая для себя закономерности биологического ответа на внешние воздействия. которые присущи только нашему организму, мы получаем ключ к максимально эффективному использованию его возможностей, а значит, избежанию конфликта с природой, который приносит болезни и несчастья.

 Пракрити позволяет нам полностью осознать наши отношения с окружающим миром. Пракрити включает в себя профиль индивидуальных тенденций и предрасположенностей, который определяет не только функционирование на материальном плане. но также содержит эмоциональные и ментальные характеристики. Пракрити — это все, что описывает и составляет нас: телосложение, цвет кожи, цвет волос, сила пищеварения, аппетит, выносливость. Это степень остроты нашего ума, общие черты характера и эмоциональных реакций. Пракрити определяет нашу истинную природу, ответные реакции на влияния Природы и предполагает наиболее гармоничный способ сосуществования с Природой. Пракрити не меняется со временем и является сочетанием конституций наших родителей в момент нашего зачатия. Осознав свою пракрити, мы получаем возможность использовать наши сильные стороны и таланты. Пракрити — это наш идеальный вариант «настройки» на Природу-мать, поэтому, следуя пракрити, мы обретаем самое возможное для нас здоровье. Мы преуспеваем в исполнении дхармы (цели жизни), достигаем счастья и удовлетворения минимальными усилиями.

 В древних аюрведических канонах объясняется — поскольку у каждого человека имеются свои уникальные духовная природа и эволюционная программа, постольку невозможно встретить двух людей с совершенно одинаковым типом тела (пракрити). Тем не менее представители различных школ вайдьев утверждают, что в глобальном смысле можно разделить всех людей в зависимости от выполняемых ими задач на 3, 10, 72, 108 или 144 типа конституции.

 Если мы будем смешивать по два красный, желтый и синий цвета, то получим оранжевый (красный+желтый), зеленый (желтый+синий) и фиолетовый (красный+синий). Продолжая смешивание, мы получим сотни и тысячи различных оттенков. Подобным же образом смешение различных стихий («огня», «земли», «воздуха» и «воды») даст различные типы пракрити.

 Для лучшего понимания вышесказанного имеет смысл рассмотреть три основных типа пракрити (моноконституции).

 Дабы у читателя сложилось более ясное и наглядное представление о вата-, питта- и капха-пракрити, мы поместили здесь этот рассказ.

 Железнодорожный вокзал. К перрону подан поезд. Ровно за сорок минут до отправления уверенной, твердой походкой к вагону приближается румяный рыжеволосый мужчина лет тридцати, очень опрятно и со вкусом одетый. Он достает из кармана пиджака бумажник со множеством отделений, предъявляет билет и паспорт.

 Пассажир проходит в купе, снимает с себя пиджак и аккуратно вешает его на плечики. Он снимает галстук и закатывает рукава рубашки, опускает окно, и тем не менее ворчит, что в купе жарко и душно. Он открывает чемоданчик, в котором все вещи сложены в идеальном порядке. На столик выкладываются ноутбук, справочники, блокноты, авторучки. Пассажир тут же погружается в работу, время от времени разговаривая по мобильному телефону. Его речь лаконична, выразительна, и почти сплошь состоит из распоряжений и указаний. Это явно директор либо президент фирмы. Через двадцать четыре минуты после начала работы раздается сигнал наручных часов. Пятнадцать ноль-ноль. Время обедать. Из чемоданчика извлекаются металлический контейнер, термос и салфетки.

 В этот момент у дверей вагона появляется низенький шарообразный господин с огромной сумкой в руках. Его широкое лицо, излучающее спокойную самоуверенность, не лишено добродушия. Одышливо покряхтывая, толстяк лезет в сумку, из которой доносится смешанный аромат пирогов с капустой, яблоками и грибами, и достает оттуда билет. Покуда проводник его проверяет, толстяк стоит молча, не шелохнувшись, и, кажется, начинает задремывать. Его тело все больше кренится вправо. В тот момент, когда угол наклона достигает критического уровня, и толстый пассажир начинает напоминать деформированную пизанскую башню, проводник отдает ему билет. Мгновенно восстановив вертикальное положение, толстяк устремляется в вагон, бережно неся перед собой сумку. Зайдя в купе, он мягко опускается на полку, ставит сумку рядом с собой и раскрывает ее. Она подобна пещере Али Бабы. Чего там только нет! На свет извлекаются пирожки разной формы и содержания, вяленые бананы, чипсы, грильяж, мороженое, зефир в шоколаде, поп-корн, цукаты... Новоявленный Гаргантюа усаживается перед окном, подпирает щеку одной рукой, а другой неторопливо, но методично отправляет в рот выпечку и сласти. Взгляд его, безразличный и сонный, устремлен на полупустой перрон.

 Поезд дергается. Под вагонами лязгают колеса. В тот момент, когда проводник собирается закрыть дверь в вагон, на перроне как чертик из табакерки возникает взмыленный и растрепанный человек. Он бледен и худ. В правой руке он сжимает кое-как застегнутый небольшой чемодан, из которого торчит пережеванный «молнией» кончик галстука. В левой руке — стопка книг, криво схваченная бельевой веревкой. Острый кадык нервно двигается вверх-вниз. Ребра на костлявом теле ходят ходуном. Видно, что человек долго бежал.

 —Подождите меня! — вопит он срывающимся тенором и швыряет в закрывающуюся дверь чемодан. Собрав остатки сил, он запрыгивает в тамбур и приземляется на пол рядом с проводником. Несколько долгих секунд оба ошалело смотрят друг на друга.

 —Вы — сумасшедший, — констатирует проводник, — я сейчас милицию вызову.

 — Я — не сумасшедший! — кричит тощий, вскакивая, и снимая чемодан с. проводника. — Я торговый агент (попробовали бы вы быть торговым агентом!) и успел-таки на поезд! А милицию вызывать не надо, я милицию не люблю. Минуточку, а где паспорт? И куда я билет задевал?

 Чуть ли не взлетая под потолок в ограниченном пространстве коридора, он перерывает все свои вещи и выворачивает карманы в поисках билета и документов. В глазах у него слезы отчаяния. Вероятно, так же выглядел Робинзон, когда впервые обозревал свой остров. Наконец, в тот момент, когда проводник окончательно теряет терпение, искомое найдено.

 ...До наступления темноты тощий перезнакомился со всеми пассажирами в вагоне, раз пятьдесят сбегал к проводнику, чтобы получить белье, заказать чай, узнать, какая погода ожидается в пункте прибытия. То он жаловался, что из окна дует, то просил включить кондиционер, так как в вагоне «безумно душно». На каждой маленькой станции, где поезд стоял одну-две минуты, он выходил, чтобы купить еду или напитки, поскольку все время испытывал голод и жажду. Насытившись, стал выбегать из вагона в поисках аптечного киоска, ибо чувствовал дискомфорт из-за съеденных и выпитых вперемешку пельменей, кваса, соленых огурцов, пирожков и кефира. Всякий раз он запрыгивал на подножку в последнюю секунду, чем едва не довел проводника до инфаркта.

 Рыжий все это время интенсивно и плодотворно трудился, не обращая внимания на происходящее вокруг и ни на что не отвлекаясь. Хронометр на его руке отзванивал через определенные интервалы времени, возвещая о том, что необходимо сделать в данный момент. Всерьез он прервал работу лишь один раз, когда по телефону распекал за что-то нерадивого подчиненного, гневно и едко высмеивая беднягу. Он был великолепен в своем обличительном красноречии. Он уподобился Цицерону и Плевако в одном лице. Впрочем, уже к концу разговора он остыл и простил провинившегося.

 А толстяк так и просидел неподвижно до вечера, глядя в окно на пробегающие мимо деревья. Впрочем, один раз он все-таки пошевелился — чтобы переменить руку, на которую опирался подбородком, и достать из необъятной сумки «добавку»...

  

 Конечно, очень трудно найти человека моноконституции. Чаще встречаются двойные типы: вата-питта, питта-вата, вата-капха, капха-вата, питта-капха, капха-питта (в зависимости от того, какая стихия из двух равных все же несколько больше). Встречается и тройной тип конституции: вата-питта-капха, питта-вата-капха, капха-вата-питта, вата-кап-ха-питта, капха-питта-вата, питта-капха-вата, и каждая из них может быть «сухой» или «влажной». Итак, число основных типов конституции равняется тридцати. Следует, однако, заметить, что Сушрута муни требовал от своих учеников знания 144 типов!

Источник: http://avplus.ru

Категория: Специальные предложения | Добавил: ayur (15 Ноябрь 2006)
Просмотров: 1930 | Рейтинг: 10.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: